Толобек Абылович! По­следний семестр минувшего учебного года войдёт в исто­рию как впервые прошедший в условиях пандемии. Положа руку на сердце: удалось ли вам у себя в вузе наладить полно­ценный учебный процесс в онлайн-режиме?

Да. К сожалению, в одно­часье, без предупреждения, мы оказались в экстремальной си­туации. Не успели провести кое-какие организационные мероприятия со студентами и преподавателями. Всем на хо­ду пришлось адаптироваться к новым условиям. Площадками для получения знаний стали образовательные системы Jitsi Meet, ZOOM, Skype, Whatsapp, Telegram, Google Classroom.

Случись подобное лет пять-десять на­зад, мы бы просто встали. По большо­му счёту нас спасла начатая до этого про­грамма цифровизации вуза, осуществ­ляемая в рамках президентского проекта цифровизации Кыргызстана. При этом большую роль сыграли техничес­кие, организационные и учебно-мето­дические возможности университета, заложенные в нескольких лет в процессе вне­дрения дистанционного обуче­ния студентов и организации учебного процесса по програм­мам системы AVN. Но, если честно, полноценной такую учёбу, конечно, назвать нель­зя. Поэтому нет чувства удов­летворения.

С какими основными проблемами вы столкнулись?

Как вы знаете, политичес­кая, экономическая, социаль­ная, гуманитарная и даже ре­лигиозная природа постсовет­ского Кыргызстана уникальна, и в этом он кардинально отли­чается от других государств постсоветского пространства. Принципиально отличается также образовательная дея­тельность университетов стра­ны. Конечно, в этом есть пози­тивные стороны. Но в услови­ях форс-мажора уникальность Кыргызстана принесла ряд сложных и дополнительных проблем для университетов.

Например, какие?

Я бы разделил их на учеб­но-организационные, экономи­ческие и социальные.

В учебно-организационном плане нам необходимо было, не прекращая ни на один день учебный процесс, удержать и не растерять наших студентов. Налаживать связь с ними и до­нести до всех образовательный контент. А ведь в условиях первоначального хаоса, психологического шока и страха, а также стремительно нарастающего социально-экономическо­го кризиса часть ребят могли бы прервать учебу до лучших времён. Потому что более 90% наших студентов обучаются по контракту. Следовательно, у них есть свобода и возмож­ность в любое время прервать учёбу, а потом с таким же ус­пехом её продолжить. Мы справились с этой проблемой. В тесном контакте с вузом ра­ботали 95,7% студентов, вы­пускные госэкзамены успешно сдали 98% выпускников.

Экономические сложности были обусловлены тем, что об­щий бюджет нашего универси­тета на 90% формируется за счёт образовательных услуг. То есть за счёт средств студен­тов-контрактников. Требова­лось обеспечить живучесть большой государственной орга­низации, коллектив которой насчитывает несколько тысяч человек. С одной стороны, в связи с массовым и стреми­тельным обнищанием родите­лей-кредиторов возникла ре­альная угроза бюджетного де­фицита. С другой, нависла опасность невыплаты зарпла­ты и отпускных преподавате­лям, сотрудникам, у которых зарплата на 90% обеспечивает­ся за счёт средств студентов-контрактников.

В результате слаженной ра­боты ректората и сотрудников университета нам удалось со­брать 93% внебюджетных средств. Благодаря этому свое­временно выдать зарплаты и отпускные, а также заплатить все государственные налоги.

Не менее сложными оказа­лись социальные проблемы. Как и все государственные ву­зы Кыргызстана, наш универ­ситет несёт определённые со­циальные нагрузки, которые в условиях пандемии приобрели особое значение. Чувствуя большую ответственность пе­ред государством и коллекти­вом университета, мы перечис­лили в фонд борьбы с корона­вирусом 327 334 сомов, совме­стно с сотрудниками МЧС под­готовили общежитие №1 и часть учебного корпуса №6 для нужд дневного стационара. Учитывая, острую социальную ситуацию в стране, не стали увольнять сотрудников и не от­правляли никого в отпуска без содержания. Предоставили льготные условия студентам и преподавателям на сумму око­ло 2 млн. Сомов. Продлили сроки оплаты контракта 1 277 студентам.

Какие главные уроки вы извлекли из необычного семе­стра?

Самое важное - универси­тет в целом выдержал "стресс- тест", оправдал кредит дове­рия государства и общества. Дальше предстоит думать с учётом прошедшего и решить ряд вопросов. Главная задача - сохранить и улучшить качест­во образования.

Интересно, а как велась в ус­ловиях вузов­ской "удалёнки" научная и вос­питательная ра­бота? Или её от­ложили до луч­ших времён?

Нет, почему же. Вместе с ве­дущими вузами России, Казах­стана и Кыргыз­стана, а также с посольствами России и Казахстана, Россот­рудничеством и Региональным институтом Центральной Азии мы провели в течение послед­них месяцев около десяти международных научных фо­румов, на которых обсужда­лись важнейшие вопросы. Ес­ли говорить о воспитательных мероприятиях, то, например, организовали конкурс эссе сре­ди магистрантов и преподавателей на тему "Мой универ­ситет" с боль­шим призовым фондом. Прове­ли онлайн- олимпиаду сре­ди школьни­ков, она вызва­ла у них боль­шой интерес.

По всей вероятности, новый учебный год тоже прой­дёт в онлайн-режиме. Готов ли ваш вуз к этому?

Несмотря на особые пан­демические условия и отпуск­ной период, мы продолжаем работать. Подводим итоги учебного года. Анализируем и обсуждаем ошибки и недостат­ки, Предстоят серьёзные сдви­ги в организации учебного про­цесса - нужно рассчитать и распределить учебную нагруз­ку в условиях онлайн-обучения, организовать самостоя­тельную работу студентов и т. д. Необходимо решить ряд вопросов, связанных с обеспе­чением учебного процесса, В частности, создать новые дидактики и методики, высоко­качественные электронные сервисы, повысить компьютер­ную грамотность преподавате­лей, улучшить программное обеспечение учебного процесса и т. д. Средства на это есть. Но дело в том, что наши счета за­морожены. Кроме выплаты зарплаты, отпускных и нало­гов, все финансово-экономические действия университета приостановлены. Минфин, Казначейство пока не дают разрешения на другие опера­ции. Ждём позитивных реше­ний.

Как вы в принципе отно­ситесь к онлайн-учёбе: может ли она дать школьнику и сту­денту необходимые знания или всё же ничто не заменит живого общения учителя и ученика?

Онлайн-обучение, конеч­но, открывает новые возмож­ности. Оно даёт дополнитель­ный импульс к развитию инно­вационного образования. По­вышает креативность студен­тов и преподавателей. Побуж­дает их более активно вклю­читься в цифровые проекты. Всё это хорошо. Но, по моему мнению, полноценная реализа­ция образовательных про­грамм высшего образования в онлайн-режиме невозможна. Для полнокровного учебного процесса чрезвычайно важно прямое, личное общение пре­подавателя и студента. Поэто­му у меня, как у ректора и преподавателя, и осталось чув­ство неудовлетворённости.

Всем нам хочется пере­прыгнуть через сложную эпи­демиологическую ситуацию, которая создалась сегодня в стране, поэтому интересно уз­нать ваши мысли о "постпан­демическом" университете. Изменился ли ваш коллектив внутренне?

Знаете, мы стали более па­триотичными. От студентов до сотрудников ректората - все волновались и болели за уни­верситет. Мы стали более от­ветственными. Ответственны­ми за университет, особенно за наших студентов. Стали более собранными и креативными.

А что вы думаете о захле­стнувшей мир пандемии как учёный-историк? Врачи реко­мендуют сохранять спокой­ствие духа, не паниковать, фи­лософы советуют восприни­мать бушующий вирус как ис­пытание человеческому роду: мол, столько нагрешили, что пора каждому задуматься о не­достатках и исправляться. За­думается ли мир?

Думаю, что в постпандамическом глобальном мире ни одно государство, ни один че­ловек не смогут остаться преж­ними. Это однозначно. Мир по­терял многое и, надеюсь, най­дёт немалое. Самое главное - пресыщенная и надменная часть мира получила преду­преждение о приближении апокалипсиса, который кос­нётся всех: президентов супер­держав, миллиардеров и про­стых людей. Надеюсь, будет другой взгляд на экологию природы, человека и души. Наряду с бесценными челове­ческими жизнями мир понёс большие потери в торгово-эко­номическом, культурном, спортивном, гуманитарном развитии. В общем, заплачена слишком большая цена, кото­рая не пройдёт бесследно.

Безусловно, пандемия, это прежде всего испытание лиде­ров государств, от решений и распоряжений которых зави­сит защищённость нации. Как вы оцениваете действия руководства Кыргызстана в складывающейся ситуации?

Я считаю, что шаги руководства страны на первом эта­пе пандемического кризиса бы­ли своевременными, адекват­ными, оптимальными и реши­тельными-. Однако после сня­тия ограничений режима чрез­вычайной ситуации начались весьма нежелательные тенден­ции, как в Италии. Думаю, это издержки демократии. Люди, массово вышедшие на улицы, не соблюдая меры безопаснос­ти, о которых трубилось день и ночь, стали безответственно за­полнять рестораны, базары, торгово-развлекательные цент­ры, общественный транспорт и т. д. И это привело к стреми­тельному распространению опасного вируса в многолюд­ных городах Бишкеке и Оше, а также в густонаселённых обла­стях страны. В связи с этим правительство оказалось в весьма затруднительном поло­жении, связанном с острой и хронической не­хваткой финансо­во-экономических п человеческих ре­сурсов, являющей­ся результатом без­дарной политики прежних правите­лей. То есть ны­нешняя власть ста­ла заложницей ошибок прежних властей. Ведь за четверть века пост­советского периода не построили ни одного современно­го больничного комплекса, невзирая на то, что население Кыргызстана увеличилось на два с липшим миллиона человек. Никто не думал об оснащении больниц современным оборудо­ванием, хотя во всём мире медтехника шагнула далеко впе­рёд. Никого не волновало мате­риальное положение медиков. Как ни парадоксально, вдруг обнаружилась катастрофическая нехватка квалифицирован­ных специалистов-медиков, несмотря на то, что медиков у нас готовят в девяти вузах и двух десятках спузов.

Над чем вы сейчас работаете как ученый?

Вместе с аспирантами и докторантами работаем по не­скольким темам. Влаго из-за пандемической ситуации у нас оказалось много свободного вре­мени.

В прошлом году вы подели­лись в нашей газете результата­ми своего масштабного исследо­вания религиозной ситуации в республиках Центральной Азии. Говорили в том числе о рисках "чрезмерного либера­лизма и безграничного мульти-конфессионализма", характер­ных для современного Кыргыз­стана. Госкомиссия по делам религий КР заинтересовалась результатами вашего исследо­вания? К каким-то действиям они побудили ее?

К сожалению, именно чрез­мерный либерализм в религиоз­ной сфере и бесконтрольный вы­езд за пределы страны (умра, даваат), а также беспрепят­ственное хождение различных представителей духовенства внутри государства в условиях чрезвычайной ситуации стали одной из причин распростране­ния эпидемии в различных уголках Кыргызстана. Думаю, это будет горьким уроком для руководителей духовенства и представителей соответствую­щих государственных служб страны. Во всем должны быть учёт, системность, порядок, контроль и ответственность.

Что касается результатов на­шего исследования, то по ини­циативе международных орга­низаций состоялось их обсужде­ние, издана брошюра. А со сто­роны отечественных организа­ций - религиозных, обществен­ных, политических и государ­ственных - ноль реакции.

Мне известно, что посоль­ство Казахстана высказало ин­терес к вашему исследованию, поскольку в нём проанализиро­ваны плюсы-минусы сложив­шейся в этой стране модели от­ношений государства с религи­ей. Вылился ли в деловое со­трудничество этот интерес?

Да, учёные Казахстана предложили совместно продол­жить и углубить научно-иссле­довательский поиск. Вместе мы подготовили проект. Сейчас ожидаем грантовой поддержки со стороны правительства Ка­захстана и надеемся, что она по­следует.

Какой аспект религиозной ситуации в регионе интересует вас сегодня больше всего?

 На мой взгляд, наиболее актуальной темой является проблема формирования отечес­твенной мусульманской интел­лигенции. В этом смысле ярким историческим примером для нас являются джадиды во главе с И. Арабаевым, которые верой и правдой, самозабвенно служили делу модернизации ислама, про­свещению народа во имя про­цветания самостоятельного Кыргызского государства. Если говорить о современном приме ре, то это феномен Чубака ажы. Я, как научный руководитель его магистерской диссертации и единомышленник в определён­ных вопросах, знал, что он получил блестящее светское образование и преуспел в религиоз­ном образовании. Он был учё­ным-теологом международного значения, эталоном религиозности, толерантности, патриотиз­ма, гражданственности и высо­кой человеческой культуры.

В своём исследовании вы с тревогой говорили о том, что у нас в стране из-за неконтролируемого государством въезда зарубежных миссионеров и сво­бодного выезда граждан в инос­транные исламские учебные за­ведения происходит интервенция неформальных и нетрадиционных исламских джама­атов. Сказались ли закрытые из-за пандемии границы на этом процессе? Или интервен­ция нашла обходные каналы?

Пандемия расставила всё в мире по своим местам, и пробле­ма, о которой вы спрашиваете, полностью снята с повестки дня. В данное время мусульман Кыргызстана волнует одна проблема - выжить в условиях пандемии. И все, что было до этого, в том числе какие-то ре­лигиозные вопросы, кажется неважным. Никаких зарубеж­ных религиозных миссионеров на горизонте не просматривается, в последнее время не видно даже местных даваатистов. На­род остался один на один со сво­ей смертельной проблемой. Миссионерства, даваата, "ак­тивной деятельности" отдель­ных религиозных кругов и ме­четей не наблюдается. Момен­тально, без особых сопротивле­ний и сожалении исчезли мно­гие псевдоисламские помпезнос­ти во время похорон усопших мусульман. Кажется, наступил час истины, час истинного на­родного ислама и его понима­ния.

Какие у вас ожидания от предстоящей осени?

Полагаю, осень-зима станут тяжёлым испытанием для на­шего народа. По всему миру ожидается вторая волна панде­мии. В Кыргызстане пока всё внимание, средства государства и народа уходят на каждоднев­ную борьбу с распространением болезни. Подготовиться к осен­не-зимнему периоду некогда. К тому же могут иссякнуть энту­зиазм, инициатива и средства доноров-волонтёров. Тысячи со­отечественников возвращаются со всех концов света, пополняя ряды кризисного социума. Если раньше они помогали государ­ству, то в недалёком будущем могут стать дополнительной проблемой для него.

Неужели положение такое безвыходное?

Нет, конечно. Я просто констатирую факты. А выход есть - это народная сила. Как показали кризисные 1990-е го­ды, когда страну из состояния голода вытащил народ, и как демонстрирует нынешняя вспышка пандемии, кыргыз­ский народ может вынести все тяготы и лишения кризисной ситуации, спасти себя и страну. Только природный инстинкт са­мосохранения и выработанный сильный иммунитет народа спо­собствуют его выживанию.

Спасибо за интервью. Крепкого здоровья вам, коллек­тиву университета, студентам и всей нашей стране.

Кифаят АСКЕРОВА

НОВОСТИ